Сергей Луконин, «Литературная газета», № 6, 14-20 февраля 2007 г.


К Галине Преображенской – заслуженной артистке России, пианистке, музыковеду, продюсеру, телеведущей, более, нежели к кому-либо, применимо такое подзабытое понятие, как «культуртрегер». Именно эта очаровательная женщина, по сути, возродила в нашей стране традиции русских музыкальных салонов, организовав «Музыкальную гостиную в Доме Шуваловой». Совсем скоро на столичной улице Генерала Берзарина откроется обновлённый «Дом романса» – культурный центр, идея которого давно вынашивалась Преображенской. Ну а главному её детищу – конкурсу «Романсиада» в конце минувшего года исполнилось 10 лет.

– Галина Сергеевна, дело не столько в круглой цифре, сколько в том, что само рождение уникального конкурса произошло в непростых условиях, когда наше общество только-только начинало отходить от экономических и политических потрясений... И вдруг – «Романсиада». Вопреки всему. Или, может быть, благодаря?..
– Думаю, всё же вопреки. Хотя и сами гены мои, и непростое развитие русской музыкальной культуры всячески сподвигали на это поприще. Мама, Маргарита Преображенская, – камерная певица, тонкий знаток лирического романса. С Валентиной Левко и Анатолием Соловьяненко я имела счастье выходить к рампе. Они обладали тайной сокровенного звучания романса, которую наше время уже вряд ли сумеет постичь и разгадать. Ведь на протяжении многих десятилетий романс у нас был в загоне, одно время его вообще не выпускали на сцену. С годами во мне медленно, но верно созревала идея возродить его былое величие. Сначала неосознанно, а потом в Гнесинском институте, в филармонии, где я вела музыкальные программы, пришла мысль о необходимости развития в некую постоянно действующую форму.
– В своеобразную филармонию романса...
– Ну, не совсем. Филармония – это всё-таки статичная структура. Конкурс – вот наиболее динамичная форма выражения чувств народного слушателя и исполнителя.
– Что вы имеете в виду, говоря о «народном» слушателе? Ведь ваших «романсиатов» с одинаково трепетным чувством слушают не только жители Тверской и Ярославской губерний, но и британский премьер-министр Тони Блэр, как это было на прошлогоднем саммите государств «Большой восьмёрки» в Петербурге.
– Иностранец, конечно, по-своему воспринимает русский романс, но, безусловно, вне зависимости от жизненного уклада, воспитания, каждого слушателя этот удивительный жанр задевает в равной степени и российского, и западного. Просто мы, русские, в душе сентиментальны, нас очень легко растрогать. В особенности в те моменты, когда нас судьба ломает, корёжит, а так нужен чистый воздух! Да, романс не панацея от всех бед, но он поистине облагораживает вас мелодичностью звуков, искренним переживанием певца. Если этими компонентами исполнитель обладает, то результат налицо: романс становится народным. Никоим образом не умаляя достоинства оперы, я всё-таки считаю, что романс – это сердцевина могучего древа нашей музыкальной культуры.
– «Романсиада» – сама по себе достаточно грандиозная акция. Но вы этим не ограничиваетесь. Дальше – больше: детский певческий конкурс русской вокальной музыки «Надежда «Романсиады», муниципальный открытый конкурс «Романсиада без границ». Всё это разве не свидетельство поразительной востребованности жанра?
– Прежде всего это свидетельство того, что я попала в точку, когда замысливала этот, как нынче говорят, проект. За десять лет существования конкурса многие мои «романсиадики» (их в общей сложности где-то 140 – лауреатов, дипломантов) стали профессиональными певцами, их с восторгом встречают в концертных залах России и за рубежом.
– Согласитесь, далеко не каждый, даже высококлассный оперный певец способен открыть душу романса.
– Верно. Кроме того, здесь крайне важна «среда»: помещение, акустика, непосредственный контакт со зрителем. В этом отношении показательна ситуация с телевидением. Не скрою: нам бы хотелось «засветиться», и вовсе не из-за какого-то тщеславия (у нас и без телевидения хватает славы), но ради творческих и воспитательных задач, которые работают на национальное самосознание. Уж что-что, а телевидение – прямой путь к нему. Мы же раз за разом получаем тупой отказ со стороны руководства каналов: дескать, извините, господа, вы «не в формате». Замечательная отговорка!..
– Но у вас в своё время была собственная передача...
– Раз в год по обещанью. И то с натяжкой, с непомерными для нас финансовыми аппетитами телевизионщиков. Между тем оплата за аренду помещения только одного концерта обходится нам в весьма кругленькую сумму. Есть тут, правда, и другая, специфическая, проблема. Самое «живое» общение со зрителем – конечно же, концертный зал. Романс нельзя слушать вполуха, стоя у плиты или сидя в кресле за вязанием. Всё-таки это не вполне телевизионный жанр. И нам достаточно присутствовать в информационных блоках. Если же говорить о коммерческой стороне дела, то – я абсолютно уверена – всего лишь один телевизионный репортаж из Колонного зала Дома союзов, где мы обычно проводим финалы «Романсиады», в состоянии дать финансовую выгоду всем: и телевидению, и рекламодателям. Поверьте, конкурс по страстям и накалу борьбы ничуть не слабее «Фабрики звёзд» и привлекает с каждым годом всё больше и больше людей самых различных вкусовых пристрастий. А какую при этом несёт эстетическую и духовную нагрузку! Ради этого я и мои коллеги живём, работаем, испытываем трудности, типичные для такого культурного учреждения, как наше, при том что помощи от государства мы не получаем… Впрочем, бог с ними – с ТВ, с нашими культурными начальниками... Лучше говорить о моей любимой «Романсиаде». Для меня она в первую очередь – пропаганда подлинного искусства, очищающего от скверны, всего пошлого, низменного. И, уж конечно, особая статья, главное достижение – наша молодёжь.
– Всегда столь профессионально подготовленная...
– Что касается самого конкурса «Романсиада», то да. Однако в нашем центре «Дом романса» ( видите, какой он стал после ремонта красивый!) мы работаем с детьми и взрослыми, у которых нет музыкального образования, но есть желание петь. Подросток к романсу подходит робко и вдруг однажды открывает широко глаза от удивления. «Вау!» – кричит про себя (хотя куда лучше подходило бы сюда наше русское «Ого!»). Он «почувствовал» романс. Что он знал до этого? Попсу, рок?..
– Вы такая ярая противница поп-культуры?
– Нет, конечно. Попса бывает даже забавной. Правда, к культуре духа не имеет никакого отношения… У каждого сотрудника нашего центра есть прекрасные сердце, душа, сокровенные чувства, что в состоянии нравственно оздоровить подростка, облагородить взрослого, омолодить старика. В «Романсиаде без границ» участвует профессор, которому 78 лет. Как же он красиво поёт! И как благородно, сдержанно. Ведь в исполнении романса очень важно не перехлестнуть, не опуститься...
– До «а-ля рюс», до цыганщины?
– Ну, «звукодуев» у нас и без «Романсиады» хватает. «Цыганщина», вы говорите?.. В цыганском романсе есть то, чего нет даже в русском, – страсть, искренняя, пылкая. Эти нюансы, к примеру, восхитительно передаёт одна из наших лауреатов – цыганка Диана Савельева. Талантливая, обаятельная исполнительница. Есть ещё один очень важный момент в исполнении романса – обаяние. Научиться ему нельзя. Вот Коля Басков, как бы кто к нему ни относился, этим качеством обладает в огромной степени. Кстати, первый шаг к профессиональной сцене он делал именно у нас… Знаете, я вот с вами сейчас говорю, а сама поймала себя на мысли: первобытный человек, наверное, всё-таки сначала запел, а не заговорил. Запел, подражая пению птиц, животных. Это ответный импульс восторга, инстинктивное желание человека быть в союзе с природой. Человек, когда поёт на полном дыхании, то чувствует, как поёт всё его тело – с головы до ног.
– Галина Сергеевна, интересно, а какие мысли посещают вас в тот момент, когда на сцене, у микрофона вы открываете свой очередной конкурс?

– Слава богу, я у себя дома!

Валентина Геринас, газета «Наше время », № 23, 13-19 декабря 2006 г.


8 декабря в Колонном зале Дома союзов завершился X Московский международный конкурс молодых исполнителей русского романса «Романсиада». Жюри, в состав которого входили такие прославленные мастера романса, как Герард Васильев, Нани Брегвадзе, Александр Ведерников, Николай Сличенко, Тамара Синявская, Николай Басков, Светлана Варгузова, провело непростую работу, выбирая лучших из лучших. В финал вышли 12 исполнителей.


Это, безусловно, романс. Любимцу XIX века прочили забвение, а он уверенно обживается в XXI. 8 декабря в Колонном зале Дома Союзов состоится финал юбилейного Десятого Московского международного конкурса молодых исполнителей романса «Романсиада» (жюри состоит из легендарных людей — таких, как Алла Баянова, Нани Брегвадзе, Николай Сличенко, Владимир Зельдин и др.). А вечером победители конкурса предстанут перед столичной публикой в большом гала-концерте. Вместе с ними на сцене Колонного зала будут выступать победители прежних «Романсиад» и члены уважаемого жюри.

Еще не так давно казалось, что почти забытый в эпоху соцреализма с ее культами массовых и патриотических песен старинный
русский романс востребован исключительно в среде впечатлительных дам бальзаковского возраста.

Но созданный несколько лет назад заслуженной артисткой России Галиной Преображенской Московский Международный конкурс молодых исполнителей русского романса "Романсиада" доказал совершенно обратное.


Конкурс русского романса открывает молодым исполнителям путь в большое искусство


8 декабря в Колонном зале Дома союзов пройдет 10-й Московский международный конкурс молодых исполнителей русского романса «Романсиада». Об особенностях проведения этого уникального культурного события рассказала корреспонденту «НВ» бессменный художественный руководитель конкурса, заслуженная артистка России Галина Сергеевна Преображенская.

- Галина Сергеевна, сколько веков насчитывает история русского романса, каковы этапы его развития? Как бы вы охарактеризовали современное состояние этого жанра?


Наверх